О ПРОИСХОЖДЕНИИ КАВКАЗСКОЙ И СРЕДНЕАЗИАТСКОЙ ОВЧАРКИ *

 
   
по материалам книги "Отечественные породы служебных собак азиатского происхождения", 1992 год
авторы: В.А.Калинин, Т.М.Иванова, Л.В.Морозова

<< предыдущая страница

Жители этих поселений, подобно жителям Алтын-Депе, занимались ремеслами, земледелием, скотоводством. Они разводили коз, овец, крупный рогатый скот, весной перегоняли стада на высокогорные пастбища и осенью возвращались в свои селения. Охранять стада от хищников и воинственных соседей, пытавшихся захватить скот и рабов, пастухам помогали крупные догообразные собаки. Появление на территории Турции и Кавказа древнейших рабовладельческих государств около 1000 лет до нашей эры увеличило военную опасность. Обилие боевого оружия в могилах этого времени свидетельствует об учащении и усилении военных столкновений.

Собаки древних жителей Кавказа принадлежали к тому же огромному массиву догообразных, что и собаки жителей Средней Азии. Но к их использованию в качестве пастушьих в значительно большей степени, чем в Средней Азии, добавился еще защитно-оборонительный аспект. Собаки были неотъемлемым элементом охраны многочисленных крепостей. В соседней Ассирии их ближайшие сородичи давно уже использовались в качестве боевых. При этом велась и соответствующая селекция по росту, силе, агрессивности по отношению к человеку. Собак специально дрессировали, обучали нападению на человека.

Древнейшее государство Закавказья Урарту, строившее свою армию по образцу ассирийской, также имело таких собак. В последующую эпоху феодализма, с его раздробленностью на мелкие княжества, войнами, национальными особенностями народов Кавказа, надобность в сильной, смелой, независимой пастушьей и защитной собаке еще более усиливалась.

Эти факторы способствовали вычленению кавказской овчарки из исходного массива догообразных и превратили ее в самостоятельную породу с характерными для нее особенностями поведения и экстерьера. Если среднеазиатская овчарка Туркмении, оказавшись в условиях относительной изоляции, на малонаселенной территории пустыни и сухих степей сохранила первоначальный тип ранних догообразных, то кавказская овчарка, развиваясь в иных условиях, приобрела новые черты.

Материалов, достоверно свидетельствующих о происхождении кавказской овчарки, недостаточно, и точно проследить ее формирование не представляется возможным. Нельзя не согласиться с утверждением А.П. Мазовера (1947) о том, что родиной кавказской овчарки нужно считать Азию. Подтверждением этому может служить характерное для данной разновидности собак сходное с азиатскими догообразными анатомическое строение: мощный костяк, массивная голова и присущие этим животным исключительные бойцовские качества, бесстрашие в борьбе с хищниками.

В книге «Служебное собаководство» (М.: Сельхозгиз, 1936) говорится, что, по некоторым источникам, настоящая форма кавказских овчарок является разновидностью турецких, бездомных собак-париев, оставшихся в большом количестве после завоевания Кавказа русскими.

Это утверждение не представляется верным. Кавказ вошел в состав России всего полтора века тому назад. Породы же существуют более двух тысячелетий. Кроме того, бездомные собаки-парии, обитающие во многих городах юго-западной Азии, потерявшие связь с человеком и питающиеся отбросами в течение многих поколений, в массе обладают ярко выраженной пассивно-оборонительной реакцией, не свойственной кавказской овчарке.

Для того чтобы активная форма оборонительной реакции по отношению к человеку, агрессивность стали породным признаком, нужны многие поколения, подвергнутые целенаправленному отбору.

Собаки-парии экстерьерно разнотипны. На большом статистическом материале ученые выделили четыре основных типа собак-париев — лайкообразный, борзообразный, облегченный с полустоячими ушами и тип, близкий к пастушеским породам собак Азии. Лишь собаки последнего типа могли иногда вливаться в породу, не оставляя заметного следа в экстерьере потомков. Собаки, происходящие от других типов собак-париев, выбраковывались бы человеком сразу.

Скорее можно представить себе обратную картину. Потерявшие владельцев, малоценные экземпляры кавказских овчарок могли пополнить популяцию бездомных собак-париев, но не наоборот.

Формирование породы происходило в условиях Кавказа, под влиянием человека, в соответствии с национальными традициями народов, населяющих этот регион, с присущим им темпераментом и укладом жизни. В результате местные догообразные собаки превратились в очень ценную служебную породу чабанских собак пастушье-сторожевого направления.

Наряду с традиционным применением кавказской овчарки для охраны стад от хищников она с успехом использовалась как сторожевая в турецкой и русской армиях. В упомянутой выше книге «Служебное собаководство» описывается, как поручик турецкой армии Нури Халил в исторической части своего наставления о применении служебных собак приводит ряд характерных случаев работы кавказских овчарок в турецкой армии. В частности, большую пользу принесли эти собаки во время походов 1765—1774 годов, где они с успехом использовались для охраны обозов, лагерей и мест отдыха бойцов.

В русской армии во время покорения Кавказа специальным приказом командования кавказские овчарки были введены для караульной службы во всех крепостях театра военных действий.

Одним из первых ученых, изучавших среднеазиатскую овчарку, был профессор, академик Казахской академии наук С.Н. Боголюбский. В 1927 году в журнале «Собаководство и дрессировка» № 15 он опубликовал статью «По поводу пастушьих собак (овчарок) Туркмен истина». Ввиду того, что эта статья впоследствии часто пересказывалась или цитировалась различными авторами без ссылок на источник, учитывая, что это первое описание условий жизни и экстерьера среднеазиатской овчарки, имеется настоятельная необходимость привести эту статью почти полностью.

«Современный Туркменистан представляет страну, находящуюся между Каспийским морем и рекой Амударьей. Безграничные, почти безводные пески занимают больше 9/10 страны. В них невозможно земледелие, но зато они кормят своими сухими жесткими травами многочисленные стада разных пород овец.

…Если говорить о собаках, то здесь деление их может быть только на собак культурных центров (городов) и остального района — кишлаков и юрт.

В городах собак много и, по-видимому, среди них бесхозных или нет вовсе, или их очень мало. По признакам подавляющее большинство — беспородные дворняжки, часто с явными следами скрещивания с культурными породами: сеттером, пойнтером, шпицем, пинчерами. Довольно редко встречаются чистые породы охотничьих и сторожевых собак.

Только за высокими, глинобитными стенами дворов с непременными садами слышится бряцанье цепей и грубый лай больших собак, пришельцев из привольных степей и туркменских кишлаков.

В районах, ближе подходящих к Афганистану, заметно среди дворняжек преобладание низконогих, длинных (таксообразных) собак. Да, по слухам, ближе к Кушке попадаются собаки, рождающиеся куцыми… Но эти группы собак не характерны для фауны страны.

Самой же характерной группой являются так называемые «пастушьи собаки» (овчарки), которые несут в городах сторожевую службу. В моих предыдущих статьях о них уже говорилось. Это — Canis pastoralis…

Что это за группа? Какое отношение она имеет к прочим типам? Является ли она достаточно однородной, консолидированной? Вот какие вопросы рождаются при первом знакомстве с ними.

Эта группа и раньше имела громадную область распространения и была тесно связана со скотоводческими народами. Со времени приручения первых сельскохозяйственных животных, когда хищные звери всюду грозили домашним стадам, требовались сильные, рослые собаки, привязанные к человеку и могущие защитить его добро от хищников. Вероятно, подобные формы, возникшие из смешения волков с более мелкой, старой домашней собакой, уже до этого времени обитали около человеческого жилья. Теперь же на них обратили особое внимание и, полубездомных, превратили в верных пастушьих собак, преданных своим хозяевам и стадам. Черепа и костяки подобных собак мы встречаем в различных неолитических отложениях, как в Европе, так и в Азии.

Какова была внешняя форма тех собак, мы точно не знаем, потому что кочевые народы не оставили нам их изображений. Но из них постоянно черпался материал для оседлого населения культурных стран древности. Отсюда возникли знаменитые греческие молосы, собаки эпира и прочие южно-европейские формы.

В Европе кочевой период продолжался много меньше времени, чем в Азии. Поэтому в ней и сохранилось не много своих форм. Зато в Азии мы имеет длительную кочевую эру и длительную культуру пастушьих собак. Поэтому собак Туркменистана вовсе нельзя назвать примитивными, стоящими близко к волкообразным предкам. Они так же далеки от них, как доги и сенбернары. Это типичные собаки: хвост вверх, висячие уши, широкое рыло, высокие ноги, разнообразный окрас, различный характер псовины, значительное развитие брылятости и т. д.

Только прямая голова, без заметного перегиба, сильные зубы, сравнительно низкая черепная коробка, массивные лапы — говорят нам, что естественный отбор не позволяет им превратиться в формы наших, более изнеженных, крупных культурных пород.

Между тем леонбергеры, сенбернары, а вероятно, и доги — это не что иное, как культурные формы подобных пастушьих собак. Но в Европе время настоящих Canis pastoralis прошло. Там, где хищники вывелись, перестали беспокоить стада, и скот имеет стойловое содержание, нужда в подобных собаках исчезла, они заменяются настоящими «овечьими» собаками (Schaferhunde), более понятливыми, но менее сильными, которые помогают пастуху вести стадо среди всюду разбросанных возделанных полей.

Пастушьи же собаки Европы в мало измененном виде сохранились лишь в очень ограниченном количестве. Сюда относятся «русские овчарки», венгерские комондоры, собаки апеннинские, пиренейские, шампанские и др. Частью эти собаки остались еще от древнейшего полукочевого населения Европы, сохранившись в районах стадного скотоводства, преимущественно в горных областях, частью же были вновь ввезены в моменты подъема овцеводства.

Из чисто азиатских форм наиболее известны по литературе пастушьи собаки: тибетские доги черного окраса и афганские, напоминающие русскую косматую овчарку.

Об остальных мы знаем очень мало, преимущественно из отрывочных описаний путешественников. Поэтому заметки о пастушьих собаках нашей страны всегда очень ценны. Имея в виду собак Туркменистана, называемых волкодавами, я и хочу о них сказать несколько слов в этой статье.

Первое, что бросается в глаза в этих собаках, обрезанные уши и хвосты. Подобная «забота» человека явно говорит о старой традиции давать примечательный облик своим сторожевым собакам. Вызван этот обычай, очевидно, полезностью, проявляющейся в том, чтобы удалить с тела уязвимые места. Теперь многие объясняют срезывание ушных раковин тем, что оно ведет к улучшению слуха. Как бы то ни было, этот обычай имеет древние корни. Нет ни одного аула, кишлака, стада, где бы мы ни встретили подобных собак. Все они отличаются большой злобностью и при своем большом росте являются прекрасными сторожами. Если в городах их держат на цепи, то в кишлаках они бегают на свободе, и поэтому, приезжая в сумерках верхом на ишаке и даже лошади, рискуешь быть схваченным за ноги. Без хорошей дубинки или, как защищаются туркмены, без песка и лесса чужому человеку не пройти в их владениях. Кроме того, некоторые имеют повадку хватать за ноги, подкрадываясь, без всякого лая. Измерять подобных собак очень трудно, т. к. часто сами хозяева не могут удержать их. Ввиду этого промерить мне удалось весьма мало и то только при закрытой голове.

Далее >>

 

 

Питомник "Самшитовая усадьба"
кавказская овчарка
владельцы Елена и Валерий Береза
адрес: г.Киев, Украина
067-707-15-84
e-mail: