ОХОТА НА ВОЛКА В СТЕПИ

  http://aquasept.ru/ автономная канализация каталог с ценами.
   

автор Н.Каразин
Художник Александр Дегтев

стр.1, стр.2

Как только выпадает первый снег и запорошит степь так, что далеко-далеко видна на его белой поверхности всякая двигающаяся точка - так сейчас же и начинается охота взахлестку.

Чуть-чуть забрезжит светло-розовая полоска рассвета на горизонте - киргизы по двое, верхом на выносливых, не знающих устали и запала лошадках выезжают из аулов - кроме длинной ременной плети на короткой ручке никакого другого оружия охотники с собою не берут. Отъехав от аулов версты на две - на три, охотники разъезжаются на такое расстояние, чтобы только видеть друг друга и замечать условные сигналы, и, разъехавшись, медленным шагом подвигаются вперед, зорко вглядываясь в окрестность...

Недолго приходится ждать. Вот один уже заметил далеко впереди, как из-за куста бурьяну мелькнула черная точка, задержалась на мгновение и скрылась в ближайшей балке. Это волк, тоже в свою очередь вовремя заметивший опасность. В морозном воздухе слышится протяжный, визгливый крик. Это сигнал товарищу. По этому сигналу, по маневрам первого всадника, второй, еще не видавший волка, уже отлично понимает, в чем дело - где скрылась на минуту добыча, как ее опять вызвать на открытое место.

Всадники не горячатся. Они также неторопливо трусцою подвигаются все вперед и вперед, обходя балку с двух концов, так чтобы вдоль видеть все ее излучистое днище. А волк тем временем продрал полною скачкою версту добрую да боковым отрогом снова стал выбираться в поле... выбрался было... навострил уши, покрутил носом... И снова по степи уныло несется визгливое гиканье - снова его открыли крохотные, черные, как угли, косопрорезанные киргизские глазки, снова приходится спасаться, только уже назад в балку нельзя, там словно в западне застукают, на простор надо - до нового укромного местечка...

Хитрит, мудрит степной, может, уже довольно привычный к подобной гонке волк - хитрят-мудрят и неотвязные всадники. Крепок и силен еще волк, усталости еще не чувствует, крепки и сильны кони под всадниками, даром что на вид такие невзрачные.

Пробует волк взять на чистоту, наддать что есть мочи, из вида уйти, а потом уже прятаться. Начинает сначала с рыси, переходит в редкие большие скачки, там наддает, учащает, хвост-полено на отлете держит, голову вытянул, уши заложил на затылок, дует во всю мочь... Не горячатся всадники, тоже погнали коней, да не просто, а с выдержкою, то один наддает, прыти волку нагоняет, то другой - пока товарищ сдерживает коня, дух переводит... Такая скачка иногда с час и более продолжается. Вся задача охотников состоит в том, что, не давая отдыха волку, держа его все время на виду, не давать ему ни присесть, ни прилечь, тревожить его и так называемыми фальшивыми угонками и грозным разбойничьим гиком и посвистом.

Зверь снова хитрить начинает... Он, видимо, взвесил силы противников - ему кажется, что вон тот сивый конь слабее - не так, мол, уже наседать начал. Он сам сдает ход, выжидает, чтобы его опередили сторонами, и круто дает влево, в сторону сивого. А правый уже сообразил, в чем дело. Далеко он остался в стороне, да смекнул волчий маневр, тоже повернул коня и скачет, скачет, словно и совсем не к цели, а вбок куда-то, - потому волку и метнуть скоро будет некуда, как только в ту же самую сторону. Косит уже устающий зверь глазами и видит: что за диковина - то будто сивый приставал, а вороной горячился, а теперь словно наоборот выходит. Вороной уже, вишь ты, рысцою пошел, а сивый так и стелется по степи, только комья грязного снега летят из-под копыт.

Стал волк большой круг описывать, вороной наперерез ему снова поскакал - сивый посдержал и рысцою ему дорогу от балки перебивает...

Собрался волк с силами. А ну-ко, мол, еще угонку напрямик, на чистоту, опять сивый с вороным чередуются - а он-то все один, ему нет ни смены, ни отдыху.

Ближе и ближе всадники, короче и короче становится расстояние, отделяющее их от намеченной добычи, чует эта добыча свою погибель!..

Взмокла клочковатая волчья шерсть, широко ходят тощие ребра, язык вывалился на сторону, пасть раскрыта и на бегу холодный снег похватывает, а сивому и вороному и горя мало, чуть только пар от них валит, легким облаком вслед за всадниками носится.

Прилег волк, припал к земле... Все, думает, передохну малость, с силами пособерусь, далеко ведь еще, не сейчас насядут! Зато уже как наддам, так только держись... Ладно!

Наддал волк тоже - после минутной передышки, да и те тоже наддали - еще пуще промежуток укоротился. Сивый-то - вот уж он! Сажен двести, не более...

Всего двое преследователей, степь кругом без конца просторная, а вот словно тенеты расставлены, словно держат эти два неотвязные всадника волка в кругу заколдованном; нет из этого круга выхода, нет спасенья! И все теснее и теснее становится это волшебное, смертельное кольцо, душит зверя, силы последние у него отнимает, сметку всю мутит, прямо так вот и ведет под первый резкий удар ременной плети.

А кони вот уже за самым хвостом фыркают, так и чудится, что вот-вот на хвост наступят. Мечется потерявший голову зверь - без толку, пуще себя утомляет, а те все тонкий расчет держат, так вот и передают его с рук на руки.

Вот уже сивко вплотную пронесся мимо, с правого бока чуть-чуть не достала плеть волчьего хребта, рядом снег взрыла, свистнула так, что у волка в глазах помутилось.

Вильнул зверь, сивый далеко с разбега пронесся, а тут вороной нагнал - теперь уже не мимо, а как раз так вот и пришил его к месту.

Бешеный, все равно конец свой чувствующий зверь метнулся на коня, хотел в горло вцепиться, да судорога свела челюсти, язык вывалившийся сомкнутым острым зубам мешает - только запенил вороную конскую шерсть да самого коня даром встревожил.

Выругался киргиз на всю степь, выругался так, как только киргизы умеют ругаться. Тот товарищ его звонко хохочет, посдержал коня, ну-ко, мол, гони его в мою сторону!

Удар за ударом сыпятся на спину, на бока несчастного зверя - так его и перешвыривают из-под одной плети под другую, пока не зароется волк окровавленною мордою в снег и не вытянет смертельная судорога его жилистые, мускулистые ноги...
Покончат с одним зверем, дадут передохнуть коням, пройдутся шажком версты две и снова начинают всматриваться вдаль, не мелькнет ли новая добыча.

Только бы мелькнула, а там уже рано или поздно, а будет, мол, наша!
Попадаются малоопытные, негонялые волки, особенно из молодых - что сразу, в полчаса гонки, не более, - живьем даются; попадаются такие матерые, что с рассвета до глубокой ночи проводят за собою захлестчиков, сами сдохнут, да уже и преследователей своих так загоняют, что иногда охотник пеший, бросив приставшего коня в степи, еле-еле доберется до дому.

стр.1, стр.2

По материалам альманаха "Охота и рыбалка XXI" , № 4|60, апрель 2008

Питомник "Самшитовая усадьба"
кавказская овчарка
владельцы Елена и Валерий Береза
адрес: г.Киев, Украина
-067-707-15-84 Валерий Береза
e-mail: